Метод Леонгарда - подход к воспитанию и обучению

01.05.2019 10:37

Слышать можно научить, считает дефектолог, сурдопедагог с полувековым стажем работы Эмилия Леонгард. О своем опыте работы со слабослышащими и глухими детьми она и рассказала в одной из школ, где функционирует специальная группа, занятия в которой проходят по методу, названному ее именем - методу Леонгард.

В специальной группе одной средней общеобразовательной школы обучаются восемь детей с нарушенным слухом. Они пришли учиться не так давно и закончат обучение одновременно со своими обычными ровесниками через одиннадцать лет. Возможно, по словам педагогов, некоторые из воспитанников этой группы через какое-то время смогут перейти учиться в массовый класс.

Специальный класс в массовой школе

Группу непосредственно ведут двое преподавателей: сурдопедагог и дефектолог. Некоторые предметы - английский язык, физкультуру, музыку, рисование - преподают учителя данной школы. “Это люди, которые работают со слышащими детьми, и проводят такую же работу с нашими”, - говорит Эмилия Леонгард. Она сама регулярно приходит на занятия и корректирует работу учителей. По ее словам, дети с нарушениями по слуху учатся по обычной программе, предназначенной для массовой школы. Однако, темп усвоения материала у этих детей совсем иной, он значительно медленнее, поэтому отдельные куски программы сокращаются. Группа занимается обособленно в отдельном классе, однако, все дети вместе принимают активное участие в общешкольных мероприятиях, театральных постановках и других массовых акциях.

Как учить глухих и слабослышащих?

Изменения в программе для обучения слабослышащих и глухих этой группы касаются только объема материала, но не качества его подачи. учителя считают, что их ученикам трудно в силу некоторых проблем (быстроты восприятия, ограниченности в словарном запасе) прочитать и понять смысл, к примеру, всех литературных рассказов, которые есть в программе обычного класса. “Усвоить все рассказы невозможно, - говорит Эмилия Леонгард, - можно пробежаться по ним, а это не оставит ни в умах, ни в душах, ни в речи детей никаких последствий. С каждым рассказом ведется очень большая работа. Для того, чтобы дети могли понять сами содержание, смысл, у нас проходит драматизация этого текста - дети показывают, что они понимают, потом они делают серию рисунков, потом рассказывают. По предмету русский язык учащиеся проходят все темы, но количество упражнений, которые должны выполнить наши подопечные, значительно меньше. адаптируем программу к их возможностям, но не снижаем требований к выполнению”.

Остаточный слух - основа для обучения и развития.

В книге “Я не хочу молчать!” Эмилия Леонгард пишет: ”Дети, которые попадают к нам - глухонемые. Без специального обучения они остануться глухонемыми навсегда. Но у каждого из них есть остатки слуха. Остаточный слух слабослышащих детей позволяет им под влиянием обучения с помощью электроакустической аппаратуры научиться слышать: понимать на слух с аппаратом (или даже без него, но на ограниченном расстоянии) речь и в диалоге, и в тематической групповой беседе, и из речевого потока. Остатки слуха глухих детей становятся базой формирования их речи, позволяют им свободно воспринимать речь окружающих с помощью двух каналов - зрительного и слухового”.

Дети в специальную группу данной школы попали не случайно. В той же школе годом ранее окончил обучение класс, состоящий из глухих и слабослышащих. В это же  время выпускалась группа из специального детского сада, который работает с детьми с нарушенным слухом. большинство из них перешли в первый класс в эту школу. И школа и детский сад поддерживают связь друг с другом во многом багодаря Эмилии Леонгарл.

Суть метода - развитие полноценного человека.

Метод Леонгард - это и технология, и стиль работы с детьми, и ориентация на определенную цель. Он, по сути, вырос из упорного труда и борьбы человека за полноценное развитие ограниченных в возможностях детей, против стереотипов общества. Эмилия Леонгард начала работать над решением этих проблем в середине шестидесятых годов под научным руководством знаменитого ученого-дефектолога, профессора Федора Рау.

Качество современных слуховых аппаратов несравнимо с тем, что было доступно тогда в Советском Союзе. Даже сейчас нельзя сказать, что общество целиком поменяло отношение к этому средству реабилитации с минуса на плюс. А в те далекие годы заявление, что аппарат необходим детям для постоянного ношения, звучало абсолютно нетипично для всей государственной системы работы с инвалидами. Нетипично - означало враждебно. Доказать положительный эффект от работы с ребенком с использованием слухового аппарата было трудно. Однако, результаты все же были налицо. Поддержка была не от чиновников, от которых зависело слишком многое, а от коллег и от родителей глухих детей, которые в результате упорных занятий начинали говорить. Причем, говорить так, что специалисты не могли поверить в то, что перед ними глухие дети.

Слухопротезирование необходимо

Сейчас, по-прежнему, слухопротезирование как обязательное условие для реабилитации - один из основополагающих принципов данного метода. Причем, слухопротезирование с самого раннего возраста. И во многом эта мысль, с которой уже давно согласились все специалисты данной области, состоялась благодаря Леонгард. “Как только в наше поле зрения попадают маленькие дети с проблемами по слуху, мы сразу же направляем их на слухопротезирование, - говорит она. - Это условие для развития ребенка, где бы он ни занимался - в детском саду, в школе или дома”.

Однако, и сейчас, по словам сурдопедагога, приходится сталкиваться с заблуждениями среди специалистов. Нередко к ней обращаются родители, которые хотя и заметили нарушение слуха у своего ребенка достаточно рано, прислушивались к мнению врачей, которые советовали “подождать, ребенок заговорит позже… В результате, терялось драгоценное время, начиналась задержка в развитии малыша.

Особая тема - это диагностика потери слуха и настройка аппарата - определение частотного диапазона и усиления. Эмилия Леонгард считает, что установка врачом сурдологом режима слухового аппарата только на основании данных тональной аудиометрии недостаточна. Она должна быть дополнена данными обследования каждого ребенка с помощью аппарата на материале речевых сигналов - слогов, словосочетаний, слов, фраз. И здесь очень важно не ошибиться с определением реакций у необученных и не говорящих детей первых лет жизни. Многолетние практические разработки, основанные на теоретических исследованиях этой темы. также являются важной частью метода.

Родители - главные участники реабилитации детей.

Второй сильнейший стереотип, который удалось сломать Леонгард, это ключевая роль в развитии ребенка-инвалида его родителей. “Мы ратовали за то, чтобы дети оставались в семье и занимались с родителями, а не направлялись в интернаты”, - вспоминает Эмилия Леонгард. Считалось, что родители - не специалисты, а значит, не должны принимать участие в методической реабилитации детей. Дети старшего возраста направлялись в специальные интернаты, совсем маленькие оставались без квалифицированной помощи. В журнал “Жизнь глухих” шел непрерывный поток писем от родителей, которые просили поддержки. Журнал обратился к специалистам, в числе которых была и Эмилия Леонгард с предложением вести так называемый “Университет для родителей”. К слову сказать, он существует до сих пор. Начались публикации программ, по которым родители могли заниматься со своими детьми. Через два года после начала этой работы была устроена всесоюзная родительская конференция, на которую съехались со своими детьми те, кто читал и использовал советы Эмилии Леонгард и ее коллег.

“Мы были потрясены, - вспоминает она, - представляете, мы печатали с утра до вечера эти задания, рассылали их в разные города… и вдруг приехали дети, которые говорят! А нам твердили, что родители не должны заниматься реабилитацией, потому что они не дефектологи”.

Интеграция необходима.

Также, ключевыми в методе Леонгард являются интеграция и отказ от жестовой речи, дактилологии. Фактически, к этому пришли опытным путем. Было замечено, что дети, которые рано начинали заниматься в группе, находясь в слышащей среде ровесников, значительно быстрее и лучше развиваются, чем те которые находятся лишь среди себе подобных. “Аудиограммы свидетельствуют о том, что не все клетки улитки у детей погибли, но в естественных условиях звуковые сигналы не доходят до сохранившихся клеток. Не получая раздражений, эти клетки находятся в состоянии покоя и как бы атрофируются, то есть, ребенок продолжает глохнуть, но уже не органически, а функционально, так как живые клетки уподобляются погибшим и не служат ребенку.

Необходимы специальные условия, которые обеспечили бы возможность поступления звуковых сигналов в орган слуха, - Эмилия. - У всех детей с нарушенным слухом установлены значительные возможности развития слухового восприятия, то эти возможности остаются нереализованными, и мы имеем дело с прогрессирующей функциональной глухотой”.

Однако, недостаточно лишь одеть на ребенка слуховой аппарат и надеяться, что его развитие произойдет само собой, считает, Леонгард. По ее словам, весь процесс реабилитации нередко сводиться лишь к техническому оснащению, а длительная и систематическая работа по развитию слухоречевого восприятия принижается в значении. Также она отмечает, что простое механическое повторение ребенком вслед за педагогом речевого материала мало способствует развитию его мышления и в конце концов благополучной социализации.

Поэтому, при всех необходимых условиях, перечисленных выше, метод Леонгард во многом состоит в стиле самого общения педагога или родителей с детьми. В книге “Я не хочу молчать!”, основанной на результатах исследований, проводившихся на протяжении более чем 40 лет авторы подробно описывают работу с детьми с самого раннего и вплоть до двадцатилетнего возраста, учитывая физиологические и психологические детали развития  - такие как дыхание, движение, стадии доречевого развития, а также подробно описывает необходимые упражнения и весь сопутствующий комплекс заботы о ребенке.

Услышать, понять, осмыслить

В школе же, где занимались дети младшего школьного возраста,нам удалось понаблюдать вместе с Эмилией Леонгард, как работают по ее методу педагоги уже с говорящими детьми.

Услышать, узнать, понять и проявить себя - так можно было бы в нескольких словах описать то, чего они добиваются совместными усилиями. Несмотря на  то, что урок выглядел как игра, дети напряженно увлеченно работали. При этом они много передвигались по классу, общались между собой и с учителями и были все до одного постоянно вовлечены в одно дело. Они не капризничали, не замыкались в себе и, главное, активно помогали друг другу. Фактически, это наблюдение было яркой иллюстрацией того, что Эмилия Леонгард вкладывает в книге в одно из значений слова “слышать”.

“Слышать - значит понимать ситуацию общения, уметь участвовать в диалоге, в групповом и коллективном разговоре, распределяя свое внимание на многих, в том числе потенциальных собеседников, подхватывать реплики, самостоятельно переключаться на новую тему, продолжать участвовать в общении при неожиданном изменении хода разговора. Слышать - значит свободно чувствовать себя в незнакомой ситуации и уметь вступать в разговор с незнакомыми людьми, обращаться к ним с вопросами или за помощью и быть уверенным в том, что всегда будешь понят, и в том, что всегда поймешь ответ”.

Соответственно, главное в методе Леонгард - это не только произношение, но и осмысление. Просто объяснение учителем новым слов и их механическое повторение не остаются надолго в памяти ребенка. Эта ошибка, по мнению сурдопедагога, характерна не только для детей с нарушенным слухом, но очень часто встречается и в обычных массовых классах. Очень легко себе представить ребенка, который заучив наизусть стихотворение или рассказ, отвечая его у доски, запинается, забыв какое-то слово, и замолкает. “Мы предлагаем ребенку разные формы самовыражения - драматизацию, рисование, лепку - чтобы увидеть, что он понял прочитанный ему текст.

Создавая что-то, он пытается объяснить, что и почему он сделал. После этого он нередко старается вчитаться в текст заново и исправляет свой рисунок и свои ответы. А после этого, имея перед глазами свои рисунки, ему легче пересказать какой-либо рассказ и усвоить новые слова. На основе интереса и создается речь. В игре возникает общение”.

Сфера применения метода

Данная методика используется в специальных детских садах, с понедельным и ежедневным пребыванием детей, в специальных группах для детей с нарушением слуха при детских садах общего типа. Кроме того, она применяется в специальных классах массовых школ, где занимаются глухие и слабослышащие дети, получившие дошкольную подготовку по данной методике. Этой методике можно обучиться всем желающим в Научно-исследовательском институте дошкольного образования им. Запорожца, где находится научная лаборатория Эмилии Ивановны Леонгард.

Родители детей с нарушениями по слуху имеют возможность получить информацию, книги, консультации специалистов, которые могут показать, как следует с ребенком работать. также в институте есть возможность для сурдопедагогов повысить квалификацию, получив соответствующий сертификат. Причем, как и с детьми, взрослым специалистам не “начитывают лекции”, как говорит сама автор метода, а заставляют их тоже пропускать все через себя. То есть, помогают им придумывать и проводить на практике занятия для глухих детей. Нередко Эмилию Леонгард приглашают посетить учреждения в разных городах, которые работают по ее методике.

“Родители детей с нарушениями по слуху в последнее время часто стали собираться и требовать открыть для них в массовом детском саду специальную группу в том или ином городе. Для этого сейчас достаточно набрать группу из 6-8 близких по возрасту детей. Прежде им приходилось, если в городе не было таких групп, отдавать детей в интернаты, и нередко - в соседние города. Сейчас, все больше родителей хотят, чтобы глухие и слабослышащие дети жили с ними в семье, а не в интернате. Они хотят научиться правильно заботиться о них, получая квалифицированную помощь и поддержку”, - добавляет Эмилия Леонгард.